Дюна: в начале славных дел

  

Dune

  

Снятый в первую очередь (и хочется сказать – исключительно) для большого экрана, фильм Дени Вильнёва рисковал на нем не выйти в условиях нового пандемического мира. Режиссер долго и методично боролся за прокатную судьбу картины, потому что его «Дюна» открывает начало новой киновселенной – эпической, философской, этически важной и современной, о чем подробнее – в рецензии от «Смотрите кино»

  


  


В очень далеком будущем империя простирается на целую Вселенную, и крупные аристократические дома правят целыми планетами. Герцог Лето Атрейдес (Оскар Айзек) собирается по приказу императора покинуть родную планету Каладан (ландшафтом очень похожую на Землю) и отправится на Арракис, где к нему перейдет власть от барона Харконнена (Стеллан Скарсгард) и его семейства. Те правили этой планетой 80 лет, добывая самое ценное вещество во всей Вселенной – пряность. Она есть только на Арракисе, также как и песчаные черви. Без пряности падет империя, и многое потеряет смысл. Именно она дарит человеку возможность продлевать жизнь, его мозгу работать быстрее, и, как следствие, совершать межгалактические перелеты, просчитывая сложные траектории у себя в голове.


Герцог должен вылететь на Арракис со всей своей семьей – наложницей леди Джессикой (Ребекка Фергюсон) и их юным сыном Полом (Тимоти Шаламе), которому длительное время снятся странные сны. В них девушка с голубыми белками глаз (Зендея) зовет его за собой в пески Дюны – именно так называют Арракис, представляющий собой бескрайнюю пустыню с жесточайшим климатом. Сны мучают Пола, тем более некоторые из них сбываются. Юноша догадывается, что именно с Дюной связана его судьба, и просит офицера и друга Дункана Айдахо (Джейсон Момоа), тайно отправляющегося на Арракис, взять его с собой, но тот лишь улыбается в ответ. Мать Пола видит в нем Избранного (мессию), и у нее есть на то свои причины. Его отец надеется, что юноша станет достойным преемником. Но сам Пол сомневается – он придавлен ответственностью и, главное, той избранностью, которую в нем видят другие, но которую сам он совсем не ощущает. Все вместе они отправляются на Арракис, понимая, что это скорее ловушка.

    

Тимоти Шаламе в роли Пола Атрейдеса в фильме «Дюна»

    


Мало кто брался за экранизацию романа Фрэнка Герберта «Дюна», который впервые вышел в 1963 году и со временем обрел статус культового, а его влияние на культуру в целом и массовую культуру в частности сложно переоценить. Но еще меньше тех, кто доходил до финала в этом процессе (в экранизации в смысле). Первопроходцем был известный режиссер Алехандро Ходоровски, но Дюна поглотила его – пятилетняя подготовка, в том числе и с привлечением известных личностей (например, художника Руди Ханса Гигера, придумавшего дизайн ксеноморфа, группы Pink Floyd для саундтрека и Мика Джаггера как актера) была остановлена, а проект закрыт навсегда. Чуть позже отважился Дэвид Линч, и его «Дюна» вышла в свет, но в итоге без его согласия и монтажа. И провалилась в прокате, а сам Линч теперь ничего общего с ней иметь не хочет, хоть в титрах все же и стоит его имя. Уже в 2000-е выпустили сериал «Дюна Фрэнка Герберта» от сценариста и режиссера Джона Харрисона, который неслучайно в название вынес автора романа — это максимально построчная экранизация литературного произведения.

  

Тимоти Шаламе в роли Пола Атрейдеса и Ребекка Фергюсон в роли леди Джессики в фильме «Дюна»

  


Для режиссера из Канады Дени Вильнёва «Дюна» – юношеская мечта. Он говорит, что 40 лет эта книга была его настольной и неизменно лежала на прикроватной тумбочке. Когда в 2016 году права на экранизацию перешли к студии Legendary Pictures, режиссер понял, что это его шанс снять свою «Дюну» – какой видит ее именно он, крайне современную, актуальную, точную по смыслам. После выхода его фильмов «Прибытие» и «Бегущий по лезвию 2049» сомневаться не приходилось: Дени Вильнёв не просто умеет снимать научную фантастику, он делает это с максимальным погружением в создаваемый мир, а значит «Дюна», выступающая для кинематографа как вызов – крайне амбициозный и невероятно сложный из-за многослойности первоисточника, ему по плечам. Однако Вильнёв сразу заявил, что его «Дюна» будет не одним фильмом, а, как минимум, двумя – он никак не сможет пожертвовать важными для этой истории деталями и намерен выдержать тот темп повествования, который позволит зрителю увидеть не только красивую картинку. Ведь «Дюна» — это не блокбастер, хотя внешне выглядит именно так. Это глубоко философское кино, и оно сложнее и глубже, чем кажется на первый взгляд.


Рассказывая о далеком будущем, которое было написано в прошлом, картина Дени Вильнёва удивительно метко попадает в актуальность нашего настоящего, причем справляется с этим сразу на нескольких уровнях. Конечно же, «Дюна» – это, в первую очередь, кино о взрослении, об инициации – переходе от юноши к мужчине, осознании ответственности и принятии им своего долга, сквозь страхи и сомнения. Это приход в ту точку, когда лидерство призвало, и он, Пол, должен был дать свой ответ. Именно этой трансформации героя режиссер уделяет центральное внимание всей картины – как Пол берет все больше решений на себя, как постепенно завоевывает все больше власти – не столько в политическом плане, сколько в более широком.

  

Оскар Айзек в роли герцога Лето Атрейдеса в фильме «Дюна»

  


«Дюна» как раз о власти, о ее разной природе происхождения и многоликих формах использования. У кого-то она – по праву рождения, у кого-то – как приобретенный или развитый дар, а кто-то выборол ее себе большими усилиями. И вот нащупываем еще один смысловой пласт картины, который, несмотря на развитость нашего мира, остается не менее своевременным – феодальный колониализм с его четкой иерархической системой власти, борьбой за местные ресурсы и возможность их эксплуатации, а также насаждаемый тиранический уклад. Многие войны в нашем мире ведутся сейчас из-за этого. Многие битвы (в том числе и в информационном или дипломатическом поле) преследуют такую цель. И слепы, и глухи к местным народам все, особенно если их жизненный уклад резко отличается от насаждаемого.


А если взглянуть на принципы колониализма из картины (и, конечно, в первую очередь, из романа Герберта) шире, то мы приходим к самой актуальной повестке нашего дня – экология и изменения климата на родной для нас планете Земле. Когда ресурсы иссушены, когда колонизаторы (читай — человечество) ненасытны. Когда вопрос стал в тысячу раз острее, чем во времена написания Гербертом своего романа.

  

Кадр из фильма «Дюна»

  


Указанные глобальные смыслы сливаются в единый сюжет «Дюны» от Дени Вильнева, которая при первых же титрах обозначена как «часть первая» и, пожалуй, это самое большое разочарование от этого фильма, за что режиссера сейчас массово ругают в прессе. Это как в конце первого фильма «Властелин колец» для тех, кто не читал книги, вы узнаете, что приключение только началось. Но вы его пока не увидите. И не факт, что увидите вовсе, хотя, если продолжение не состоится, то «Дюна: Часть первая» будет выглядеть как насмешка и издевательство. В виду масштабности проекта, который стоит очень много денег (предположительно 165 миллионов долларов), студия не рискнула запускать в производство продолжение, пока не почувствует, как пряности стекаются в ее резервуары – в эпоху пандемии никто не хочет потерять миллионы из-за неосторожности.


Более того, компания Warner Bros. изначально хотела выпустить «Дюну» в кинотеатрах и на стриминге HBO Max одновременно. Дени Вильнёв, специально снимающий свой фильм IMAX-камерами, был в ужасе. Да что там, если вы посмотрите «Дюну» на большом экране, вы сами будете в ужасе — это то кино, которое оживает в кинотеатре, которое вовлекает зрителя в особый трип, как раз благодаря большому (максимально большому) экрану. Невероятные ландшафты пустыни с песком, рассеивающимся далеко вокруг. Монументальные бетонные сооружения, символизирующие власть и страх. Воины и корабли, величественно падающие буквально с неба. Ночь на Арракисе или в глубоком космосе. Угрожающая улыбка песчаного червя Шаи Хулуда, выступающая некоей аллюзией на зубастую вагину из мифологий многих народов (Vagina dentata). Красивое и мятущееся лицо Тимоти Шаламе, наконец – все это нужно смотреть на максимально большом экране. А эпическая музыка Ханса Циммера превратит это произведение в подобие космической оперы (как было в том же «Интерстелларе» Кристофера Нолана, в котором Циммер использовал орган).

  

Зендея в роли Чани в фильме «Дюна»

  


«Дюна» – то кино, которое появляется раз в десятилетие. И то, если повезет. Оно становится таковым и за счет невероятного попадания кастинга в своих персонажей. Завораживающую картинку, сложный сюжет и талантливый саундтрек наполняют жизнью именно актеры. Дени Вильнёв чувствовал себя ребенком в кондитерской, когда подбирал актеров, а о многих он думал еще с того момента, как писал сценарий. И таковым был Тимоти Шаламе, которого «Дюна» точно возведет на пьедестал выше прежнего. Соединение внутренней силы и уязвимости, решительности и страхов, твердости и сомнений. Мужчина с внешностью мальчишки и старой душой — вот что Дени Вильнев увидел в Тимоти Шаламе и не ошибся. Актер идеально попадает в интонацию, эмоционально привязывает к своему герою, вовлекает зрителя в его путь, буквально ведя за собой.


Остальные актерские работы также на высоте. Прекрасный образ благородного, но не без изъянов герцога Лето вылепил Оскар Айзек и именно у него, пожалуй, самые драматичные и при этом визуально невероятные кадры. Ребекка Фергюсон рисует многослойную и сильную героиню, в которой заложена двойственность ответственности – как представительницы ордена Бене Гессерит и как матери. С небольшим хронометражем на экране, но будоражащим и внушающим омерзение образом предстает Стеллан Скарсгард в роли барона Харконнена – несмотря на массивный грим и костюм, который актер надевал на себя ежедневно в течение 8 часов, его черты все же узнаваемы.

  

Джейсон Момоа в роли Дункана и Тимоти Шаламе в роли Пола в фильме «Дюна»

  


Джейсон Момоа по-прежнему в своем амплуа смелого воина – в «Дюне» он смотрится более, чем аутентично и может щегольнуть парой запоминающихся сцен. Роль Хавьера Бардема, играющего предводителя фременов, с явным заделом на будущее, но все же несколько масштабнее, чем у Зендеи, чьи основные кадры в «Дюне» мы уже знаем из трейлеров. Дени Вильнёв высказался, что во второй части, если ей суждено состояться, у молодой актрисы будет одна из ключевых ролей. Помимо них, на экране засвечиваются и Шарлотта Рэмплинг (но под вуалью ее узнает лишь настойчивый), и колоритный Дэйв Батиста, и Джош Бролин, который также внезапно и исчезает. Такой сильный кастинг даже незначительным эпизодам придает особую значимость.


«Дюна» Дени Вильнева – кино крайне масштабное, но не характера блокбастера. Это вдумчивая размеренная история, в которой детали выстраивают не столько сюжет, сколько персонажей – открывают и представляют их зрителям, роняют зерна для дальнейших всходов. Поэтому смотрите внимательно и также внимательно слушайте — это не режиссер зажимает сюжетные повороты ради искусства. Это просто его «Дюна», какой он увидел ее еще подростком, и какая в нем зрела четыре десятка лет – магически монументальная, скупая на диалоги, богатая на смыслы и просто сногсшибательно красивая.


Смотрите кино!

  

Трейлер фильма «Дюна»

  

В украинском прокате — с 16 сентября 2021 г.


Год: 2021
Режиссер: Дени Вильнёв
Авторы сценария: Дени Вильнёв, Джон Спэйтс, Эрик Рот
Жанр: фантастика, драма, приключения
В ролях: Тимоти Шаламе, Ребекка Фергюсон, Оскар Айзек, Джейсон Момоа, Зендея, Стеллан Скарсгард, Джош Бролин, Хавьер Бардем, Шарлотта Рэмплинг, Дэйв Батиста, Давид Дастмалчян, Стивен Хендерсон, Шэрон Дункан-Брюстер, Чан Чэнь и др.
Страна: США, Канада, Венгрия
Хронометраж: 155 мин.

Фото: Warner Bros. и Киномания

Добавить комментарий